Новости ISMA SP

Сладкое слово «модель»

Многие девочки мечтают о свете сафитов, длинных подиумах и вспышках фотокамер. Страницы глянцевых изданий и весь мир перед ногами. Чего еще можно пожелать?
О модельном бизнесе, его ярких сторонах и скрытых недостатках нам рассказала модель и в прошлом владелица модельного агентства Евгения Ван Ренсбург.

Как ты попала в модельный бизнес?
Работать я начала лет в 15-16, а попала впервые в 14. К нам в школу пришла грузная тетушка, которая предлагала прийти в школу моделей: научиться правильно ходить, хорошо выглядеть и так далее. Наговорила нам разных «приятностей» и мы все дружно собрались и пошли. Это было наше первое модельное агентство, первый опыт. Осанку мы поправили, но ничего больше. В таком возрасте хорошо ходить, чтобы выпрямить спину, но каблуки носить еще рано. В 16 лет я пошла в другое агентство. Меня нашел другой скаутер, уже целенаправленно, чтобы участвовать в конкурсе. Я посещала занятия в школе моделей несколько месяцев. Потом был конкурс Baltic Beauty, на нем я заняла первое место.

Ты говоришь, тебя нашел скаутер? Что это за люди и где они ищут моделей?
Скаутер, по-другому модельный менеджер, это отдельная профессия. В модельном бизнесе профессии делятся на различные группы. Человек, который непосредственно ищет моделей, называется модельным скаутером. Он ищет девушек с потенциалом, либо девушек, работающих профессионально для какого-либо конкретного проекта.

Как он нашел тебя?
На выставке. Скаутеры ходят везде: по школам, по институтам, по выставкам, даже просто по городу. Если они видят подходящий типаж, как правило, подходят, дают свою визитку: приглашают прийти в агентство.

Каких параметров должна быть модель?
Такого конкретного параметра как 90х60х90 нет. Это в принципе миф. Все должно быть пропорционально. Если девушка при росте 190 сантиметров имеет такие параметры, то возможно, это будет слишком худенькая девочка, но при росте 170, это может быть много. В агентствах обычно измеряют параметры «сантиметром». Говорят, что там что-то больше или меньше, но это не так страшно. Надо, конечно, стремиться к идеалу, но это не принципиально.

Чем отличаются фотомодели от моделей для дефиле?
Фотомодель должна быть более фотогенична. У нее должны быть более правильные черты лица, чтобы хорошо смотреться на фотографиях. Рост не столь важен, как фигура, лицо и умение позировать. Для подиумной модели важен рост, важно, чтобы лицо было интересным. Часто дизайнеры для показа коллекций выбирают какой-то конкретный типаж.

Ты была фотомоделью или дефиле?
И то и другое. На европейском рынке я больше работала фотомоделью, а на азиатском рынке я работала и там и там, потому что там другие запросы. У каждого рынка свой типаж – модели, которые нравятся. Кому-то не подходят загорелые, другим темненькие, третьим - блондинки. Например, в Турции не нравятся блондинки, работают в основном темненькие. В Азии часто работают блондинки, потому что для них это редкость, хотя там тоже стали привыкать. И одежда там меньших размеров, соответственно на высокую модель ее не наденешь. Из-за роста, наверное, в Европе я меньше работала на дефиле. Некрасиво выглядит, когда девушки на подиуме разного роста, и даже разница в пару сантиметров может сыграть роль.

Как родители отнеслись, что ты в юном возрасте одна ездила по миру?
Очень хорошо отнеслись, потом, правда, на время пожалели. Сначала волновались, а потом привыкли. Я уезжала, но всегда возвращалась живая-здоровая и очень довольная. Привозила разные сувениры, свои первые зарплаты.
Но если ребенка, который никогда не был один, отпускают надолго за границу, то по приезду его труднее воспитывать. И вот когда стало сложно, родители поняли, что дали мне слишком много самоконтроля. Это, пожалуй, единственный минус.

Куда ты впервые поехала за границу по работе?
Сначала я поехала в Париж, затем Японию, в Милан, потом на Тайвань, обратно в Милан. Потом мы ездили в Монте  Карло, там проходил конкурс моделей. Потом мы поехали снимать клип в Египет, затем в Китай и на Тайвань.

Ты осталась жить в Китае на какое-то время. Почему?
Я жила в Китае с 19 до 22 лет. Эта страна удивляет на каждом шагу, очень много казусов и приключений, связанных с Китаем. Там абсолютно другой менталитет. Они могут спросить, как тебя зовут, а следующим вопросом, сколько ты зарабатываешь.

Насколько правдивы истории о недоброжелательности моделей по отношению друг к другу: стекла в туфлях и пудре, кислота в лицо?
Нет, такого не было. Мне кажется, это делается исключительно в фильмах. Как обычно – женский коллектив, бывают козни, сплетни. Все мы разные, абсолютно разное воспитание, взгляды. Когда большой коллектив, всегда есть вероятность, что кто-то не уживется вместе. Но так, чтобы подсыпали стекла или еще что-то похожее, это из ряда вон выходящее. Такие вещи случаются, но не только в модельном бизнесе.

Как ты относишься к диетам?
Я большая противница всех этих вещей. Есть здоровые диеты, созданные, чтобы улучшить цвет лица, подправить что-то, получить как можно больше витаминов, чтобы не болеть. Такие диеты считаю нормальными. Диеты для похудания, после которых девушки страдают анорексией и не могут выполнять свои детородные функции тогда, когда им этого действительно хочется, но уже поздно, это очень плохо. Считаю, что такие вещи надо рассматривать заранее. Если ешь очень много- приостановись, занимайся спортом. Я сама никогда ни на каких диетах не сидела. Модель должна быть примером, как манекен, когда человек со стандартной фигурой может посмотреть на нее и понять, как бы на нем смотрелось это платье. Она должна быть изящной, худенькой от природы, а не изможденной диетами девушкой с плохим цветом лица.

Сильно утомляет эта работа?
Утомляет. Кажется, что все очень просто, но это не так. Трудно, когда нет постоянного графика, ты не знаешь, когда выйдешь на работу. Иногда спала по 2-4 часа, иногда вообще не успевала вовремя покушать, вовремя поспать. Но это так захватывает и завораживает, что забываешь, что не поела, не поспала. Когда еще можно вот так путешествовать, знакомится с людьми и жить в разных странах. Это все безумно интересно.

Ты помнишь свой первый показ?
Да, я прекрасно помню первый показ. Это было на Рижской неделе моды. Меня тогда очень страшно накрасили, а на тот момент мне казалось, что модель можно красить только красиво, на самом деле это не так. Красят по-разному и для разных целей, надо уметь себя выгодно показать в любом образе, именно в этом состоит задача, а не в том, чтобы красиво надуть губки и похлопать глазками. Накрасили меня страшно, надели на меня длиннющий прозрачный балахон, шорты короткие, сапоги без подошв и под кофту не надели больше ничего. Я была в шоке, кричала, что мне 16 лет, и я не согласна и не успокоилась, пока все, что нужно было скрыть, мне не прикрыли тканью, приклеенной прямо к телу на скотч. Мне было очень неловко и стыдно. Позже я узнала, что на нормальных показах считается непрофессиональным что-то одевать под прозрачную блузку.

С какими дизайнерами тебе приходилось работать?
Я работала с разными дизайнерми. Это были Донателла Версаче, Chanel, работала с фирмой-изготовителем часов Swatch, Dior. Сейчас так всех и не вспомнить.

Как относятся дизайнеры к моделям?
Очень по-разному: некоторые смотрят свысока, другие, наоборот, очень участливые. Самый понимающий дизайнер из всех, кого я запомнила, это, наверное, наш латвийский модельер Наталья Янсоне, с ней очень приятно работать.

Какой самый интересный показ ты запомнила?
Самое интересное, что это был знаменитый японский дизайнер с коллекцией  вечерних платьев. Каким-то образом они совместили показ нижнего белья и вечерних платьев в одном и это было интересно, потому  что платьям, которые мы показывали было сто с лишним лет и они очень хорошо сохранились. От них даже пахло старостью. Нижнее белье было очень забавным, японцы очень консервативны и белье напоминало купальные костюмы 60-х годов в виде шортов, маек. Этот показ был совсем не женственным и очень необычным.

Не мешает профессия модели личной жизни?
Мешает. Всему мешает. Даже дружбе. Из-за этой професси я потеряла многих друзей. Тут и зависть, и разница интересов. Я начала работать в 16 лет и пропустила все: когда выбирают профессию, куда пойти учиться, где найти подработку. Когда я приехала, я поняла, что со многими людьми просто не о чем говорить.
Личной жизни это мешает потому, что постоянно надо уезжать, потом возвращаться. Чтобы была романтическая личная жизнь, надо оставаться на одном месте. В модельном бизнесе тоже можно найти друзей. Доходит до смешного, когда ты находишься в аэропорту Амстердама, летишь в Японию, а там встречаешь девочку, с которой когда-то где-то работала, нежно обнимаетесь, целуете друг друга в щечку и опять разлетаетесь в разные стороны. Мир становится тесен. Все время встречаешь знакомых в разных уголках мира.
Когда приезжаешь в новое место, за пару дней находишь тех, с кем будешь общаться ближайшие 3 месяца. А с отношениями трудно, потому что я не люблю мальчиков-моделей. Мне не нравится, когда парень смотрится в зеркало чаще, чем я, а я смотрюсь очень часто. Когда я увидела, сколько у них косметики на полке в ванной, поняла, что это не для меня. Я не воспринимаю модельный бизнес как мужскую профессию – это женское занятие. Все эти временные отношения портят психику, ты перестаешь понимать, что временно, а что навсегда. И теперь, хоть я и не работаю больше, у меня семь пятниц на неделе, и для моих близких это непросто.

До какого возраста может работать модель?
Это зависит от человека и его внешности. Кто-то в 35 выглядит как девочка, а кто-то в 20 уже не может работать. Я работала до 24 лет и держала свое модельное агентство, мне это нравилось. Сейчас я больше этим не занимаюсь, поняла, что появляются уже какие-то другие интересы, то время ушло.

Скажи, исходя из своего опыта, модельный бизнес, это серьезная работа? Может ли она принести хороший доход обычной девушке?
Заработать можно, если есть все предпосылки, и ты подходишь по типажу на определенном рынке. Но это такой бизнес, если ты не подходишь, тебя отправят домой. Все или ничего.

Александра Пахомова для "Пришкольной газеты"

Другие материалы в этой категории: « Mr. President Он учится владеть своей мыслью »

Log in